Главная страница

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ОРГАНИЗАЦИЯ «АГАТ»
RUS
/ Новости Агата и отрасли

Российская лунная станция: идея есть, денег нет

23.06.2016

В России разрабатывается проект лунной обитаемой базы. Он не является частью государственной программы, его подготовкой занимается Центральный научно-исследовательский институт машиностроения.

Информации об облике лунной станции немного - представители ФГУП ЦНИИмаш рассказали в интервью нескольким российским изданиям, что сначала она будет рассчитана на двух-четырех человек, в перспективе - на 10-12.

Технические параметры, в частности, источник энергии и место расположения также пока окончательно не определены, хотя известно, что рассматривается возможность ее размещения на Южном полюсе Луны.

Идея строительства станции на Луне обсуждается на уровне правительства уже давно, по крайней мере об этом в последние годы много говорит вице-премьер Дмитрий Рогозин и другие представители власти.

Однако то, что неплохо звучит в речах политиков, достаточно сложно воплотить в жизнь. На такой амбициозный проект в России нет денег, и эксперты считают, что всерьез рассчитывать, что он будет реализован в ближайшие десятилетия, оснований нет.

Не до Луны

Сколько может стоить лунная программа, точно сказать сложно. Как заявил, представляя федеральную космическую программу, глава Роскосмоса Игорь Комаров, стоимость проекта сверхтяжелой ракеты, необходимой для такой программы, может сравняться с десятилетним космическим бюджетом России. Только разработка самой ракеты обойдется в 10 млрд долларов, а один ее запуск будет стоить миллиард долларов.

Американская программа "Аполлон", цель которой заключалась в доставке астронавтов на Луну в конце 1960-х - начале 1970-х годов, обошлась в 200 миллиардов долларов в пересчете на сегодняшние цены. И это только на то, чтобы высадить 12 человек на поверхность спутника Земли - то есть реализовать лишь первую стадию программы его освоения.

В Роскосмосе, который переживает период глубокой реформы и которому в последний год приходилось с большим трудом оптимизировать федеральную космическую программу под сокращенный более чем вдвое бюджет, к освоению Луны относятся скептически.

Непосредственную подготовку к полету и высадке человека на Луну (даже не к строительству базы) при сокращении ФКП отодвинули за пределы программы, которая действует до 2025 года.

За последние месяцы план менялся несколько раз, и даже принятая программа была впоследствии скорректирована - сначала в части, посвященной развитию космодрома Восточный, где отсутствовал план по строительству пусковой площадки для сверхтяжелой ракеты.

В мае эти планы пересмотрели. Было объявлено, что на Восточном будут строить третий стол для сверхтяжелой ракеты, которую, правда, только создавать начнут в ближайшие 10 лет. Когда будет построена эта площадка, неизвестно.

Глава Института космической политики Иван Моисеев в интервью Русской службе Би-би-си сказал, что считает такие решения политическими. "Это уходит за горизонт программы [ФКП], а когда дойдет до реализации таких политических решений, выяснится, что денег на это не хватает", - сказал он.

Как ранее заявлял глава Роскосмоса Игорь Комаров, создавать сверхтяжелый носитель только для лунной программы слишком дорого, а коммерческой нагрузки для него в космонавтике не найдется.

"В рамках существующих договоренностей, которые, я надеюсь, будут сохраняться, по использованию космоса и ограничению вооружений, не будет потребностей в нагрузках, в том числе и для военных целей", - сказал он в марте.

Всем миром

Станция на Луне - не только повод для громких политических заявлений, в ней есть и практический смысл.

Космонавтика во всем мире стремится к освоению планет Солнечной системы, причем первой из них, вероятно, станет Марс.

Луна в такой ситуации могла бы стать своего рода трамплином в прямом и переносном смысле. Во-первых, на ней можно построить базу для отправки кораблей к другим планетам, во-вторых, в ходе полетов на спутник Земли - протестировать технологии для таких экспедиций.

Кроме того, ученые говорят, что на Луне можно построить телескопы для изучения дальнего космоса и реализовать другие научные программы.

Нынешний проект ЦНИИмаш - далеко не первый и не единственный. Проект лунной станции, например, создают инженеры Германского центра авиации и космонавтики DLR в Кельне.

Игорь Комаров, представляя в марте журналистам федеральную космическую программу, сказал, что крупные космические проекты необходимо развивать в сотрудничестве с другими странами.

Роскосмос и Европейское космическое агентство уже готовят серию запусков беспилотных аппаратов, которые займутся исследованиями в районе Южного полюса Луны, чтобы изучить место, где, как считают специалисты, удобно строить базу.

Однако, как считает Иван Моисеев, "между автоматической межпланетной станцией любого типа и базой - огромная дистанция в десятилетия и многие десятки миллиардов долларов", и эти подготовительные полеты не означают, что дело дойдет до колонизации.

В компании с НАСА

Как полагает Моисеев, сегодня единственная страна, способная в одиночку реализовать программу колонизации Луны, - это США, и вопрос участия в этой программе России придется решать с будущим американским президентом.

По словам эксперта, это вопрос не только политический. "Тут целый комплекс вопросов, тут и политика, и экономика, и техника. Рассматривать перспективы только по одному из этих вопросов не получится", - считает он.

Однако, как рассказал в феврале прошлого года в интервью Би-би-си директор американского Института космической политики в Вашингтоне Скотт Пейс, сейчас НАСА проводит политику освоения космоса, опираясь в основном на собственные силы (что, по его мнению, неверно).

"Когда НАСА заявило, что собирается отправить пилотируемую экспедицию на Марс, многие иностранные космические агентства дали понять, что им участие в подобной программе не по зубам. В стратегическом смысле США выбрали направление исследований, исключающее возможность международного сотрудничества - наиболее важного ресурса в современном мире", - сказал он.

Отдаленное будущее

Задача по строительству лунной базы, по мнению многих специалистов (среди которых - глава Научно-технического совета Роскосмоса Юрий Коптев), не столь насущная, как создание, например, большой спутниковой орбитальной группировки.

Но другие эксперты убеждены, что большие и амбициозные задачи могут стать хорошим стимулом для развития космической отрасли.

"У нас в мировой космонавтике есть определенный застой, связанный с развитием, мы во многом остановились на том рубеже, которого человечество достигло 40 лет назад. С этой точки зрения, занятие лунными программами или марсианскими - лучше, чем в сотый раз модернизировать ракеты или космические корабли разработки 60-70-х годов. Но лунные проекты пока не обоснованы никак. Инвестором в эти проекты будет выступать государство, и оно должно понять, зачем и во что оно инвестирует", - сказал в интервью "Коммерсанту" член-корреспондент Российской академии космонавтики Андрей Ионин.

Эксперт в области космонавтики Вадим Лукашевич в интервью Би-би-си сказал, что запретить инженерам ЦНИИмаш мечтать нельзя, они будут в инициативном порядке разрабатывать подобные проекты лунных станций, но рассчитывать, что они дойдут до реализации, сложно. Такие проекты, по его словам, создаются "в стол".

"У ЦНИИмаша должны быть некие наработки. Чтобы, если через пять лет правительство скажет, что хочет поднимать космонавтику, что у него появились деньги, а что там у ЦНИИмаша есть интересного? Тогда они берут с полочки - вот, вот и вот", - говорит он.

Павел Аксенов

http://www.bbc.com/russian/features/2016/06/160623_russia_moon_station

 



Возврат к списку