Главная страница

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ОРГАНИЗАЦИЯ «АГАТ»
RUS
/ Новости Агата и отрасли

"Нужно убирать экономически необоснованных единственных поставщиков"

20.04.2016

Замруководителя Федеральной антимонопольной службы Максим Овчинников рассказал о переменах в государственном оборонном заказе

 

В среду на первом Всероссийском форуме «Гособоронзаказ-2016: Реформа» обсудят ряд системных вопросов оборонно-промышленного комплекса: регулирование ценообразования, внедрение современных технологий закупок, развитие системы кооперации и повышения качества поставляемой продукции. Заместитель руководителя ФАС России Максим Овчинников рассказал «Известиям» о новой системе взаимоотношений между заказчиками и исполнителями.

— В чем заключаются принципиальные изменения в отношениях между государственным заказчиком и исполнителями?

— Суть этих изменений состоит в том, что новый закон вводит систему так называемого банковского сопровождения сделок в рамках государственного оборонного заказа. Каждому контракту присваивается идентификатор. Государственный заказчик в лице, к примеру, Минобороны может отследить, как расходуются деньги по данному госконтракту всей кооперацией ГОЗа. В качестве примера можно привести строительство корабля. Госзаказчик видит только контракт с головным исполнителем — строителем корабля. Теперь с помощью системы банковского сопровождения он может проследить, как головной исполнитель и отчасти кооперация расходуют средства, выделенные в качестве аванса. Тем самым государственный заказчик может предотвратить направление денежных средств на мероприятия, не связанные с исполнением гособоронзаказа, снизить риски неисполнения ГОЗа из-за действий недобросовестных поставщиков, которые берут аванс, но не поставляют продукцию. Есть перечень операций по 159-ФЗ, которые при ГОЗе запрещено осуществлять в принципе. Банки, которые занимаются сопровождением, имеют полное право приостанавливать, блокировать операции, которые подпадают под эти критерии (пока таких уполномоченных банков девять. — «Известия»). Например, нельзя осуществлять операции с физическими лицами. Нельзя закупать на деньги, выданные в качестве аванса, акции, ценные бумаги и т.д. То есть те товары, услуги, которые напрямую не связаны с исполнением ГОЗа. Раньше именно так незаконно выводили денежные средства из этой сферы. Разработчиком этих поправок является Минобороны. 

— Вам известно, сколько предотвращено незаконных операций?

— Такую статистику ведут уполномоченные банки и Минобороны. Наш функционал и наши поправки заключались в несколько иной плоскости. Мы ввели запреты на действия хозяйствующих субъектов в рамках всей кооперации, которые приводят к необоснованному росту цен на продукцию военного назначения. Раньше руководствовались общей формулировкой в законе о том, что необходимо всем выполнять ГОЗ, и часто в судах было очень трудно доказать, что хозяйствующий субъект ведет себя неправомерно, устанавливая ту или иную цену на продукцию. Нам потребовалось принять четко описанные запреты. Теперь понятно, какие действия, связанные с ценообразованием, являются запрещенными.

— Какие это запреты?

— Мы ввели три запрета, которые помогут бороться с недобросовестными поставщиками. Во-первых, по новой редакции закона нельзя к себестоимости продукции военного назначения относить затраты, которые не связаны с производством такой продукции. До этого хозяйствующие субъекты часто пытались «свалить» все свои накладные расходы, в том числе связанные с производством гражданской продукции, на производство продукции военного назначения и тем самым завышали издержки производства военной продукции. Во-вторых, внедрен запрет на установление цен на продукцию, поставляемую по ГОЗу выше цен, сложившихся на рынке. Этот запрет прежде всего для кооперации 3-го и 4-го уровней распространяется, как правило, на продукцию двойного назначения, когда речь идет о поставке гражданской продукции в два адреса. Один — для исполнителей ГОЗа, второй — обычный гражданский рынок. Приведу пример — нельзя продавать один и тот же цемент по разным ценам для строительства детского садика и казармы. Третий запрет — нельзя направлять деньги, выданные в качестве аванса на исполнение государственного контракта, на цели, не связанные с исполнением ГОЗа. Как говорится, будь добр использовать выданные деньги в рамках ГОЗа, можешь даже направить средства на другой контракт, но только в рамках ГОЗа. Если дали деньги на строительство подводной лодки, будь добр использовать средства только для производства вооружения и военной техники. Если кому-то на эти деньги захочется построить фонтан на территории завода, как это уже случалось, то надо готовиться как минимум к штрафу. Подобные запреты в совокупности должны снизить риски необоснованного завышения стоимости продукции военного назначения и позволить успешно наказывать недобросовестных хозяйствующих субъектов. Те контракты, которые заключались после вступления в силу этих поправок, будут реализованы либо в 2017 году, либо в начале 2018-го. По факту поправки ФАС в полную меру заработают в то же время.

— Будут ли оптимизированы закупки в сфере ГОЗов не только со стороны государственных заказчиков, но и со стороны госкорпораций?

— Необходимо убирать экономически необоснованных единственных поставщиков в конкурентных сферах деятельности. Будем предлагать такую меру правительству. Кроме того, надо по максимуму внедрять электронные формы закупок, в том числе и в закрытой сфере, с тем чтобы обеспечить наиболее эффективные конкурентные процедуры при размещении госзаказа, а также при торгах в рамках 223-ФЗ для нужд государственного оборонного заказа. Планируем дополнительно внедрять систему сбора данных о ценах в сфере ГОЗов, которая позволит не только эффективно формировать начальную максимальную цену, но и отслеживать, каким образом в рамках кооперации устанавливают цены поставщики. Это позволит предотвращать факты необоснованного завышения стоимости на продукцию, поставляемую кооперацией. 

— Влияет ли попадание в реестр недобросовестных поставщиков на судьбу участников ГОЗа?

— Кардинальным образом. Попадание в этот реестр означает крест на участии в гособоронзаказе. Это в большей степени работает в гражданской сфере. Все, кто попал в этот реестр, автоматически вылетают из сферы государственных закупок. У многих закрывается и бизнес. Это самое большое наказание для предприятия. Даже если предприниматель, попавший в реестр, поменяет юрлицо, всё равно ему надо будет получить лицензию для производства вооружения и военной техники. А это уже совсем другая история.

 

http://izvestia.ru/news/610694

 




 

 

 


Возврат к списку